ПСИХОСОМАТИКА ТРЕВОГИ И БЕСПОКОЙСТВА

«Бог успокаивает встревоженных и тревожит спокойных».
– Дэн Миллмэн. 

В предлагаемом вашему вниманию исследовании я продолжаю рассматривать эмоции негативной направленности, среди которых особое место занимает тревога и её аналог – беспокойство.

Несмотря на то, что тревога часто является порождением страха, причём, страха направленного в будущее, она всё же заслуживает отдельного внимания, так как по мнению британского психиатра и психоаналитика Чарльза Рикрофта: «способность испытывать тревогу, является биологической функцией, необходимой для выживания», в чём я не могу с ним не согласиться, отчасти. Кроме того, тревога в отличие от страха «поддержана» иными движущими силами или стихиями тела, о чём я, безусловно, упомяну в повествовании. Однако мы рассмотрим не столько «необходимость» или естественность существования тревоги и беспокойства, но те аспекты тревоги, которые прямо или косвенно обуславливают возникновение психоэмоциональных проблем и соматических заболеваний. 

Рекомендуемая к внимательному изучению статья написана по материалам книги НЕ СТРАХОМ ЕДИНЫМ, хотя и не дублирует её, а скорее выражает мысль известного датского писателя Сёрена Кьеркегора:«И только тот, кто познал тревогу, находит покой».

ТРЕВОГА И СТРАХ

«Страх является главной негативной эмоцией, источником и сущностью бесчисленных мучительных тревог». – М. П. Холл.

И страх, и раздражение, и тревога и беспокойство «подчиняются» вегетативной нервной системе и висцеральному мозгу, но провоцируются рецепторами нервной системы, как первой из систем организма, реагирующих на любой психосоматический «вызов». Это, безусловно, роднит их.

Кроме того, по мнению различных исследователей тревоги, она является порождением или продолжением страхов, её естественной формой реагирования. 

«Тревога может вспыхнуть вследствие объединения остатков страхов, образов, которые могут образовать скопление совместно с вытесненными влечениями» – А. Менегетти.

А, к примеру, Лесли М. Лекрон считает, что «тревога — это страх, принимающий форму неясных предчувствий, тем более неприятных, что причины их, как правило, не осознаются. Один из наиболее распространённых неврозов, так называемое «тревожное состояние», характеризуется острыми вспышками безотчётной, необъяснимой паники. Другая разновидность того же явления, «тревога свободного течения», не имеет ни ясных причин, ни каких-либо каналов для выхода: при этом у человека возникает ощущение, будто над ним завис дамоклов меч страшной угрозы. Любая неприятность на таком фоне воспринимается как подтверждение и служит для измученной психики своего рода сигналом приближения новых, ещё более страшных катастроф. Подобные явления, в сущности, опять-таки есть условный рефлекс. Человек с нормальным восприятием реальности не боится будущего и не обращает ни малейшего внимания на мелкие неудачи — он «отряхивает» их с себя и как ни в чем не бывало идёт по своему жизненному пути к намеченным целям.
Состояние «тревоги свободного течения» особенно опасно: жертва его не в силах вырваться из-под колпака страха, она буквально гибнет под тяжестью собственной беспомощности. Неспособность к действию только усиливает тревогу, и порочный круг замыкается». – Самогипноз. Добрая Сила.

Основоположник психоанализа З. Фрейд в своём теоретическом исследовании «Торможение, симптом и страх» (1925), вышедшей почти сто лет назад, описал страх как сигнал внешней опасности, а тревогу, соответственно сигналом внутренней опасности, ставя между ними практически знак равенства

Известный эзотерический энциклопедист и масон 33 градуса (а значит, посвящённый во многие аспекты знаний, не доступных обычному человеку) Мэнли Палмер Холл по поводу тревожности следующее: «тревожность — интеллектуализированный страх — является одной из самых распространённых и пагубных умственных привычек человека».

 Интересная психосоматическая связь страха и тревоги прослеживается в конкретных жизненных условиях.

«Психосоматическая болезнь может быть вызвана и действительной тревогой, но лишь в том случае, если она ассоциируется с реальным страхом. Побудительной причиной неизменно является невротическая тревога, искажение реальных перспектив, поскольку субъект, сталкиваясь с реальностью, обязательно применяет систему проекции, а следовательно, интроецирует, в том числе, личные формы страха. Таким образом, динамический фактор любой психосоматической болезни складывается из импульсного напряжения и бессознательной тревоги, связанной с внутренним переживанием наказания, вины или стыда». – Антонио Менегетти. Психосоматика.

В этом смысле нужно всегда помнить, что в отличие от страха, который может быть связан с прошлым, как собственно и печаль, «тревога – эмоция будущего». Причём на уровне нервной системы «страх включается симпатическим воздействием, а тревога – парасимпатическим за счёт инсулина».

Кстати, по мнению разных исследователей именно избыточный вес – результат телесного выражения тревоги.

Психологи-исследователи Шэнд (Shand) и Макдугал (McDougall), считали тревогу формой страха ошибочной, в чём я не могу с ними не согласиться.
Ибо если вы посмотрите на предлагаемую иллюстрацию , то на ней тревогу я поместил в область желудка, ибо она самостоятельное порождение, правда, не без влияния страха как такового, о чём я уже писал. И в этом смысле на тревогу больше влияет беспокойство поджелудочной железы, а также подключающееся раздражение селезёнки.

А происходит это, когда тревога вызывает неприятные соматические реакции вместе со смутными предчувствиями, не имеющими, на первый взгляд, никакой действительно конкретной или видимой причины, если вы, конечно же, не интуитивный эмпат или же чувствительный медиум.

РАЗНОВИДНОСТИ ТРЕВОГИ И ЕЁ СВЯЗИ С ТЕЛОМ И ПСИХИКОЙ

На соматическом (телесном) уровне по мнению метра психосоматики и онтопсихологии А. Менегетти «тревога может принимать различные формы:

1) соматогенная тревога, которая является уже следствием, поскольку возникает ощущение приостановки какой-то жизненной функции, асфиксия, грудная жаба или же эндокринно-вегетативная реакция, вызванная резким поступлением адреналина в кровь;

2) психогенная тревога, вспыхивает в области коры головного мозга, запуская ощущения, связанные с сознанием;

3) тревога, явно связанная с психиатрической патологией, выражается как «белая горячка», сопровождается приступами галлюцинаций. Для нас важно то, что на психосоматическом уровне тревога всегда едина. Не имеет значения, что именно выступает в роли продуктивного органа – тело, нервная система, эндокринная система или дух. Во всех случаях субъективный эффект того или иного процесса идентичен». – А. Менегетти. Психосоматика.

ТРЕВОГА И НЕВРОЗ

Тревога практически всегда скрывает невроз («собирательное название для группы функциональных психогенных обратимых расстройств, имеющих тенденцию к затяжному течению»), что подтверждает основоположник онтопсихологии Антонио Менегетти: «любая болезнь подразумевает внутрипсихическую конфликтность невротического характера». Как тут не согласиться с Карен Хорни, ученицей Фрейда, утверждающей, что все мы невротики(?!).

Правда, несмотря на такое обличительное психоаналитическое утверждение, все невротики классифицированы и распределены в три группы, которые по взаимодействию/коммуникации с людьми показывают степень социальной обусловленности или зависимости от окружения и возможности влияния на него, включая манипуляторное наряду со свободным взаимодействием.

Так вот, эти три «невротические» группы следующие:
1) от людей – индивидуумы, часто «отшельники», самодостаточные индивидуумы, черпающие энергию от собственного ума, взаимодействующего с морфогенным/морфическим полем (Р. Шелдрейк) или ноосферой планеты (В. И. Вернадский);
2) к людям – социально обусловленные индивиды, необходимость в «подпитке» и «подзарядке» от социальных эгрегоров;
3) против людей – негативно поляризованные личности, манипуляторы всех мастей; индивидуумы, чётко усвоившие иерархичную модель управления обществом и являющиеся винтиками системы вавилонской магии денег.

Но, так или иначе, невроз — не приговор, а степень вовлечения нашей психики в соматику тела.
В этом смысле любая болезнь – это возможность избавления от неосознаваемых поведенческих моделей, разрушающих наше и без того довольно шаткое здоровье.

Другими словами, тревога обуславливает не только невротический симптомокомплекс личности, а и любые соматические реакции тела через создание мышечного зажима или панциря с отсутствием должного телесного расслабления.

ТРЕВОГА И БЕСПОКОЙСТВО

Связь тревоги и беспокойства хорошо описал Чарльз Рикрофт в своём труде “Тревога и неврозы”: «Тревога становится беспокойством, когда дело касается личных интересов, а беспокойство становится тревогой, когда речь заходит об интересах другого. 

Основное различие между ними в значительной степени обусловливается достаточно условным разделением интересов на личные интересы и интересы внешнего объекта. Однако если мы вспомним, как многие мужчины беспокоятся о своей личной машине или приусадебном участке, то поймём, что часто невозможно отличить тревогу за себя от беспокойства за других. Тревожное беспокойство и предчувствие роднят три аспекта: страх, неопределенность и желание действовать. 

Отличаются они друг от друга тем, что тревожное беспокойство направлено на внешний объект и склонно провоцировать не избегание, а изменение ситуации».

ПСИХОСОМАТИЧЕСКИЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ, ПРОВОЦИРУЕМЫЕ ТРЕВОГОЙ

А теперь информация о патологическом влиянии тревоги и беспокойства, которые я помещаю в область солнечного сплетения и связываю с висцеральным мозгом с одной стороны, и желудком, поджелудочной железой, тонким и толстым кишечником с другой.

«При тревоге, как при страхе, возникает состояние повышенной физиологической активности. Учащается сердцебиение и дыхание, напрягаются мышцы, обостряются зрение и слух. Организм готовится к отражению нападения, но нападения не происходит. В результате физические ощущения тревоги сами переживаются как симптомы. У испуганного человека нет времени для того, чтобы осознать или учесть детали своего состояния; болезненно тревожный обостренно осознает, что его сердце колотится, дыхание учащено, он напряжен, а повышенная острота его зрения и слуха делает его раздражительным и буквально сверхчувствительным. Эти физические симптомы могут быть причиной, а не следствием тревоги.
Многие, по-настоящему тревожные пациенты жалуются, в первую очередь, на неприятное сердцебиение, проблемы с дыханием, мышечные боли. Кроме страданий от физических проявлений тревоги пациенты с неврозом тревоги склонны к хроническому утомлению и истощению». – Ч. Рикрофт. Тревога и неврозы.

В этой цитате явно прослеживается один из психологических типов защиты от тревоги, который использует организм, воспринимая тревогу изнутри как внешнюю угрозу и готовясь встретить её агрессивным способом.

Но существует и другой тип защиты или реакции – регрессивный, характеризуемый, как беспомощность и обращение за помощью и защитой.

Один из таких способов Александер – ОСНОВАТЕЛЬ ПСИХОСОМАТИКИ связывает с усилением секреции желудка и это характерно для младенческого и раннего детского возраста, когда ребёнок обращается к матери, желая утолить свой голод. Вот почему позже такое замещение тревоги едой приводит к избыточному весу.

Интересно отметить, что многие негативные эмоции, глубоко проникшие в природу человека и сжившись с нею подобно вирусам, видоизменяют здоровое самовосприятие. Более того, сходство с вирусной природой совсем не случайно, ибо ими подобным же образом можно «заразиться».

«Ничто не может оправдать самопроизводство яда, оно равняется убийству и самоубийству. Даже самые неразвитые люди чуют, когда входит такой ядоносец. С ним входят и огорчения, и тревога, и страх. Сколько физических болезней вспыхивает от проникания империла, — точно поджигатель проник». – Агни Йога. АУМ.

«Огромную роль в возникновении недомогания и болезни должны играть неправильный эмоциональный настрой и общее нездоровое состояние астрального тела. Объясняется это тем, что витальные, или эфирные, тела большинства людей управляются и приводятся в действие главным образом астральным телом. Возбуждение этого тела, неистовые порывы под влиянием ярости (гнев – печень/жёлчный пузырь – авт.), сильной тревоги (желудок – авт.) или длительного раздражения (селезёнка – авт.) приводят к притоку астральной энергии в центр солнечного сплетения и – далее – через него, что вызывает сильный дисбаланс этого центра. А это отрицательно сказывается на желудке, поджелудочной железе, желчных протоках и желчном пузыре». – М. П. Холл.

Такое всем знакомое чувство, как изжога не только результат погрешности питания, что связано с гиперсекрецией соляной кислоты желудка, а и психологической составляющей – символа внутреннего напряжения, избыточной тревожности, подавленной агрессии, непроявленной инициативы. Кроме того изжога, словно само разрушающая воля, как проявление нереализованных желаний.

«Тяжесть и повышенная чувствительность желудка, особенно возле двенадцатиперстной кишки, являются признаком повышенной нервозности и беспокойства и часто сопровождаются нарушениями в желчном пузыре и поджелудочной железе. Тревога, обида, беспокойство,  раздражение и чрезмерная озабоченность или тревожность ухудшают секреторные функции поджелудочной железы. А если эти состояния усугубляются психологической незащищённостью, эмоциональной лабильностью и постоянным стрессом, то велика вероятность возникновения  сахарного диабета.
При диабете «всё начинается с тревоги, напоминая человеку о том, что пришло время расслабиться и прекратить попытки контролировать абсолютно всё». — М. Воронов. Психосоматика.

«Вздутие кишечника от воздуха и жидкости вокруг поджелудочной железы говорит о накопленной тревоге, беспокойстве. Диарея (понос) выражается в слишком сильном разжижении и частом выведении фекальных масс. Западная медицина насчитывает свыше пятидесяти разновидностей диареи. Ее причиной могут быть нарушения в работе подвздошной (нижняя часть тонкой кишки) и толстой кишки, когда они утрачивают способность эффективно всасывать воду. Иногда такой причиной становится беспокойство и тревога, которые вызывают перенапряжение нервной системы, что приводит к гиперперистальтике кишечника и преждевременной дефекации». – М. Чиа. Ци Нейцзан.

Кстати, если рассмотреть причины возникновения тревоги через биохимию тела и, в частности, эндокринную систему, то именно надпочечники – главные «виновники» многих психосоматических состояний, в основе которых лежит страх, гнев и тревога.

Особенно роднит страх с тревогой линия будущего или константа неизвестности грядущего, окутывающая своей пугающей неопределённостью. И вновь обратимся к замечательному описанию тревоги, как в случае заболевания щитовидной железы – тиреотоксикоза – состояния, вызванного стойким повышением уровня гормонов щитовидной железы (интоксикация тиреоидными гормонами) и отличии собственно тревоги от сугубо психологического расстройства – истерии через призму психосоматики.

«При болезни thyrotoxicosis пациент страдает как от тревоги, так и от других симптомов, но это не невроз, так как пациент имеет трудности при глотании, а биохимические анализы показывают, что его щитовидная железа сверхактивна.
При истерии, напротив, пациент может жаловаться на тревогу и на трудности при глотании, но это – невроз, так как его симптом связан с сжатием горла, которое происходит при тревоге, а биохимические анализы показывают, что его щитовидная железа функционирует в обычном режиме. В первом случае, тревога проявляется вследствие того, что одна из эндокринных желез, стала сверхактивной, во-втором – из-за психологического фактора. — Ч. Рикрофт. Тревога и неврозы.

А вот, что думает о тревоге Лиз Бурбо: «Тревога — это страх, не имеющий видимых причин. Если же имеется какая-либо причина, ее значительность, скорее всего, не соответствует силе страха. Тревога — это состояние человека, который отступает при виде препятствий, так как не уверен в своих способностях. Степень тревоги отражает силу страдания. Мой многолетний опыт показывает, что подавляющее большинство людей, жалующихся на постоянное чувство тревоги, на самом деле страдают от агорафобии (болезненный страх открытых пространств и людных мест).
Агорафоб часто жалуется на постоянное беспокойство и особенно — тревогу, доходящую временами до паники. Тревожная ситуация вызывает у агорафоба реакции — физиологические, которые могут вызвать панику (сердцебиение, обмороки, мышечная напряженность или слабость, потоотделение, затрудненное дыхание, тошнота, недержание мочи и др.), когнитивные (чувство необычности, чужеродности; страх потерять контроль, сойти с ума, пережить публичное унижение, потерять сознание, умереть и др.) и поведенческие (уклонение от ситуаций, могущих вызвать тревогу, а также избегание мест, которые кажутся слишком удаленными от спасительного убежища или надежного человека)».

РОЛЬ ТРЕВОГИ И БЕСПОКОЙСТВА И БОРЬБА С НИМИ

А вот утверждение отца психосоматики о роли тревоги и борьбе с ней: «Постоянная борьба с тревогой может проявляться через отрицание, своего рода контрфобическую установку, то есть навязчивое стремление совершать действия, которых больше всего боятся. Этим, возможно, объясняется побуждение взять на себя ответственность и быть полезным, несмотря на глубинную зависимость и незащищенность. У некоторых больных наиболее выступающей чертой личности, начиная с детства, было принятие материнской роли; таким образом, они становились вторыми матерями для своих младших братьев и сестер. Такое эмоциональное расхождение проявляется в различных формах — компульсивное побуждение забеременеть, несмотря на страх беременности, или попытка преодолеть страх с помощью самодостаточности, которой пациент пытается достичь путём идентификации с человеком, в отношении которого направлены фрустрированные зависимые желания». – Франц Александер. Психосоматическая медицина.

И в продолжение слов Александера, реплика А. Менегетти: Когда нас охватывает тревога, это не просто чувство, ощущение, а конкретное тело, объект, вполне определенная катастрофа: органический симптом в данном случае представляет собой защитное средство против предстоящей потери объекта вознаграждения. Следовательно, любую психосоматическую реальность всегда следует соотносить с процессом символизации, через который проходит «Я» – как тело, как свершение, как индивидуация – с детских лет до нынешнего дня”.

“Беспокойство и обычная простуда с одинаковым трудом поддаются лечению. Человек, постоянно испытывающий тревогу, вечно воображает самое худшее, а потом страдает пропорционально ожидаемому несчастью. Никакого универсального средства от беспокойства не существует так же, как и нет простого рецепта, с помощью которого ум мог бы освободиться от комплекса тревожности. Бесполезно уговаривать человека не волноваться, да и в том, чтобы решать его проблемы вместо него, мало толку. Он направит свое внимание на что-нибудь другое и снова запустит тот же самый механизм тревожности». – М. П. Холл. Целительство.

Другими словами, и тревога и беспокойство не только вполне привычные реакции человека, а и эмоции, включающие автоматические алгоритмы зависимости через повторение одних и тех же паттернов реагирования, которые таким образом могут быть отслежены и преобразованы.

Тревога, преобразованная в надежду со спокойным ожиданием будущего, нивелирует данную негативную эмоцию, не приводя в действие часовой механизм заболевания.

ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ТРЕВОГИ И БЕСПОКОЙСТВА

Я краешком глаза смотрю на дорогу
Чувствую печаль, ощущаю тревогу
Дыханием ветра обеспокоен
Заходом солнца просто расстроен…

А теперь мы рассмотрим возможности преобразования или трансформации тревоги и её «сородича» – беспокойства.
«Основные источники беспокойства — негативизм и страх, ожидание беды. Главное следствие — хроническое нервное перенапряжение; оно усиливает страхи и замыкает тем самым порочный круг. Преодоление этой привычки потребует от вас значительных усилий, особенно в тех случаях, когда тут замешан еще и мазохизм». – Лесли М. Лекрон. Добрая Сила.

«Если воспринимать тревогу как особую форму бдительности, то невротическая тревога – это особая форма тревоги, которая возникает из тенденции человека переосмысливать окружающую его среду и защищаться от стресса, который может быть вызван как внутренними, так и внешними факторами». – Ч. Рикрофт. Тревога и неврозы.

Вместе с тем, если чувство тревоги, как реакцию на  будущие события, попытаться свести к минимуму, то должна включиться регулирующая система стабилизации, описанная Фрейдом. Эта реакция психологической защиты может включать целый набор способов: от вытеснения и подавления до перенесения или проекции на кого-нибудь другого, или в самом лучшем случае, сублимации или адаптации путём понимания и принятия с чувством растворения в настоящем моменте.
«Трудно в полной мере оценить вред, причиняемый физическому телу привычкой к постоянной тревоге.
Понижается жизнеспособность, функции организма подавляются и даже органическая структура может оказаться серьезно пораженной. Продолжительность существования индивидуума при нормальном состоянии здоровья и его способность вести полезную и счастливую жизнь зависят от конструктивной ментальной установки, а для ее достижения он должен преодолеть склонность к чрезмерной тревоге. При лечении религия и философия приносят больше пользы, чем психология; страдалец должен выработать такую точку зрения на жизнь, при которой вера в добро сильнее страха перед злом». – М. П. Холл. Целительство.

Ну, вот опять идут дожди
Они смывают грязь с дороги
И хочется сказать: «Дождь, подожди!»
Ты заодно омой мои тревоги
Освежи не только землю-мать,
Капелью сделай мои мысли,
Чтоб мог я вскоре сосчитать
Тревожных дней укрывшиеся числа.

Спокойное исследование тревоги позволит вычленить из общего контекста психоэмоционального реагирования собственные механизмы бдительности, настороженности, предчувствия, предощущения, что позволит вывести тревогу из их тени с одной стороны, и перевести акцент на необходимые и полезные качества, с другой.

Тем самым невроз, скрывающийся за тревогой или тревога, маскирующая невроз, будут отделены друг от друга, что позволит нам увидеть за ними действительно ограничивающие паттерны бессознательного реагирования, затрудняющие нашу жизнь.

«Каждый симптом – подавленность, тревога, скука или страх – содержит в себе какую-то грань тени, некой отброшенной эмоции, черты или особенности. Важно понимать, что, несмотря на все причиняемое ими неудобство, нашим симптомам не надо сопротивляться, не надо презирать или избегать их, – ибо, что они содержат в себе ключ к своему устранению. Бороться с симптомом значит бороться с тенью, скрытой в этом симптоме, а это как раз и есть то, что создает проблему.

В качестве первого психотерапевтического шага на этом уровне нужно, напротив, дать волю своим симптомам, создать для них пространство, подружиться с теми неудобными чувствами-симптомами, которые мы прежде презирали. Мы должны сознательно соприкоснуться с ними и принять их со всей открытостью, на которую способны. А это значит позволить себе испытывать подавленность, тревогу, отверженность, скуку, обиду или смущение. Это значит, что там, где мы раньше всячески сопротивлялись этим чувствам, мы теперь просто позволяем им проявлять себя. Мы даже активно поощряем их. Мы приглашаем эти симптомы к себе в дом и даём им свободно двигаться и дышать полной грудью, просто пытаясь при этом постоянно сознавать их и те формы, которые они принимают. Этот первый шаг в психотерапии очень прост, и во многих случаях остальные шаги вообще не нужны, ибо в тот самый момент, когда мы искренне принимаем симптом, мы принимаем также и большую часть тени, которая в нем скрыта. Проблема начинает исчезать. В той мере, в какой вы действительно сознаете, что вы, например, не ваши тревоги, ваши тревоги больше не будут донимать вас. Даже при наличии тревоги она больше не овладевает вами, потому что вы в данный момент больше не привязаны к ней. Вы больше не сражаетесь с ней, не сопротивляетесь ей и не убегаете от нее. Тревога самым радикальным образом полностью принимается такой, как есть, и ей позволяется идти своим путём. Вы ничего не теряете и нечего не приобретаете от её наличия или отсутствия, ибо вы просто наблюдаете, как она проходит мимо. Таким образом, если вас беспокоит какое-то чувство, ощущение, мысль, воспоминание или переживание, – значит, вы в данный момент просто отождествили себя с ним, и поэтому радикальное решение проблемы беспокойства состоит в том, чтобы попросту рас-отождествиться с ним.
Вы последовательно даёте отпасть от себя всему этому, осознавая, что это не вы: поскольку вы можете их видеть, они не могут быть истинным Зрящим и Субъектом. Так как на самом деле они не вы, у вас нет причин отождествлять себя с ними, держаться за них или позволить им себя сковывать». – Кен Уилбер. Безграничное. Восточные и западные стратегии Саморазвития человека.

Помня, что тревога – сигнал из будущего (причём свой собственный из перспективы нелинейного времени, ибо физическое тело ретранслирует координатное время исходя их большей картины нашего высшего «Я», находящегося вне времени и пространства), то в этом случае, уделив внимание телу, в особенности правой его части (левая связана с прошлым), мы можем не только отследить её истоки, и поползновения, а и насколько пагубно её влияние. Более того, мы можем определить какая из наших жизненных ситуаций или проблем соматизирует эту тревогу или попросту переводит в состояние болезни, как разрешения конфликта тела и психики.

И напоследок замечу, что как утверждал основатель Антропософии Рудольф Штайнер: «все заботы и тревоги жизни, прежде всего, должны быть полностью приведены к молчанию. Тогда из совершенно спокойной души должно всплыть такое представление: «Oben alles wie unten, «Все вверху, как внизу, Unten alles wie oben» Все внизу, как вверху».

Использование данной статьи разрешается с обязательной индексируемой гиперссылкой на автора и сайт Дуэтикаwww.kolesha.ru

ШКОЛА ПСИХОСОМАТИКИ & СОМАТОПСИХИКИ ОБУЧАЕТ МЕТОДАМ ВОССТАНОВЛЕНИЯ И ПОДДЕРЖАНИЯ ЗДОРОВЬЯ ЧЕРЕЗ АВТОРСКИЕ СЕМИНАРЫ, А ТАКЖЕ ИНДИВИДУАЛЬНОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ.

Похожие материалы:

ПСИХОСОМАТИКА ЭМОЦИЙ НЕГАТИВНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ

ПСИХОСОМАТИКА ЗАБОЛЕВАНИЙ ПИЩЕВАРИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

ПСИХОСОМАТИКА НЕЗДОРОВЬЯ

ПСИХОСОМАТИКА ЗАБОЛЕВАНИЙ ПЕЧЕНИ И ЖЁЛЧНОГО ПУЗЫРЯ

Рекомендовано:

ЕДИНЕНИЕ ТЕЛЕСНОГО И ПСИХИЧЕСКОГО  авторский вводный курс по достижению здоровья и целостности психоэмоциональной и физической природы.

ИСЦЕЛЕНИЕ ДУШИ И ТЕЛА  основной курс школы ПСИХОСОМАТИКИ & СОМАТОПСИХИКИ с уникальными авторскими методиками целительства.

ИСЦЕЛЕНИЕ ВРЕМЕННЫХ ЛИНИЙ ПРОШЛОГО И ГРЯДУЩЕГО – продвинутый курс по изменению автоматизма тела и психики и использованию алгоритмов изменения существующей реальности.

Share

Сергей Колеша

Оставить комментарий