ПСИХОСОМАТИКЕ – 200 ЛЕТ!

Со времён открытия термина психосоматика, приписываемого Хайнроту в 1818 году, прошло 200 лет. Много это или мало? Для современной науки – отнюдь не мало, но если эту современную науку положить на фундамент древности – герметическую, а позже и восточную медицину, то это время покажется ни таким уж значительным. 

Данный материал – небольшой экскурс в исторические вехи психосоматики, дополненный современными открытиями и видением, превосходящим первоначальную психоаналитическую школу и концепции психиатрии. Ибо с развитием физиологии и молекулярной биологии врачи начали игнорировать психиатрические проблемы. Но, тем не менее, психосоматическая парадигма выдержала и, более того, обозначила новые горизонты не только для исследователей, но и для рядовых пользователей, благодаря универсальности подходов, и через расширенный диагностический и практический инструментарий.

Ну, а начнём мы рассмотрение психосоматики с конца, как чтения понравившейся книги, точнее самых современных медицинских и психологических исследований наук, не вписывающихся в прокрустово ложе традиционно практикуемой повсеместно alma mater.

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕЧЕНИЯ ПСИХОСОМАТИКИ

«Теоретически каждое заболевание является психосоматическим, поскольку эмоциональные факторы воздействуют на все соматические процессы через нервные и гуморальные* пути». – Ф. Александер. Психосоматическая медицина.

Как описывает доктор медицины Томас Н. Мудрый в своей редакционной статье «Психосоматика: прошлое, настоящее и будущее» в журнале Karger от 2014 года: «Будущее психосоматики является захватывающим. «Черный ящик», который связывает психологические факторы с биологией, становится более прозрачным. Эпигенетика может объяснить, как экологические элементы (как психологические, так и социальные) влияют на предрасположенность к болезни. Молекулярные биологические данные указывают на то, что страх и беспокойство могут напрямую способствовать активации генов посредством ацетилирования гистонов или что деметилирование может модифицировать ремоделирование хроматина. Это может привести к различным последствиям для здоровья, которые включают неопластические, аутоиммунные и психические расстройства.

Нейронаука начинает изучать роль теломеры, которые являются защитными колпачками, отражающими функциональный возраст хромосомы. Исследователи считают, что “хронические стрессы уменьшают длину теломеразы и, следовательно, по существу способствуют функциональному старению и, возможно, возникновению болезни. Такие данные могут эксплицировать аллостаз, взаимосвязи между стрессом и генезом болезни».

Электрофизиология благодаря измерения вариабельности сердечного ритма (ВСР) показывает, что постоянное использование некоторых конкретных методов, связанных с преднамеренным смещением внимания на область сердца, и использование особых чувственных состояний, таких как любовь и признательность, автоматически проявляется в увеличенном балансе автономной нервной системы. В частности, (1) усиленный баланс между парасимпатической и симпатической нервной системой, (2) сдвиг высокочастотной и низкочастотной частей спектров мощности ВСР до диапазона 0,1 Гц, (3) захват и частота блокировки нескольких тел осцилляторов (ВСР, время прохождения импульса и дыхание), (4) сдвиг частоты всех увлеченных систем организма, около частоты 0,1 Гц, связанное с изменением фокуса субъекта на другое состояние сердечного чувства и (5) умышленное генерирование вновь определенного внутреннего состояния когерентности (около нулевого ВСР) было достигнуто. Это электрофизиологические корреляты определенных психических и эмоциональных состояний, вовлечённых в диагностику индивидуумов. Из этих результатов видно, что индивидуумы могут преднамеренно влиять на баланс автономной нервной системы и, следовательно, на их ВСР, а значит и на здоровье в целом.

В последние годы Институт Математики Сердца провёл ряд исследований, в которых изучалось влияние электрофизиологии на интуицию, а также степень, в которой магнитное поле сердца, излучаемое вне тела, несёт информацию, затрагивающую других людей и влияющую на домашних животных, связывая людей удивительными способами. Их Инициатива глобальной когерентности (GCI), исследовала взаимосвязь человечества с магнитными полями Земли. Так вот, исходя из этого, оказалось, что сердце – самый мощный источник электромагнитной энергии в организме человека, создавая самое большое ритмичное электромагнитное поле любого из органов тела. Электрическое поле сердца примерно в 60 раз больше по амплитуде, чем электрическая активность, генерируемая головным мозгом (ГМ) и может быть обнаружено в любом месте на поверхности тела. А магнитное поле, создаваемое сердцем, более чем в 100 раз больше по силе, чем поле, генерируемое ГМ, и может быть обнаружено на расстоянии до 1 м от тела во всех направлениях с использованием магнитометров”.

Кроме того, существует передовая наука, именуемая как нейрокардиология. Её исследования помогают вывести психосоматику на совершенно новый уровень понимания, ибо изолированность мозга в черепной коробке и неправомерное рассмотрение его как главной управляющей и координирующей роли опровергается современными выводами. Другими словами, роль сердца, как автоматического насоса больше не устраивает передовых учёных.

Таким образом, древние знания о трёх дань тянях или киноварных/алхимических/энергоинформационных полях нашего тела подтверждаются научно. Нижний дань тянь – нейровегетативная нервная система с висцеральным мозгом, средний дань тянь – мозг сердца и верхний дань тянь – головной мозг.

Также исследования Института Математики Сердца дают представление о возможном нейроэндокринологическом механизме для объяснения долговременной иммуносупрессии, связанной с эмоциональными стрессорами, такими как гнев и разочарование. Альдостерон и нейропептиды, которые, как известно, подвергаются повышенному стрессу, имеют прямое действие на слюнные железы. Гнев производил значительное увеличение общего нарушения настроения и частоты сердечных сокращений, но не на уровнях S-IgA. С другой стороны, положительные эмоции привели к значительному увеличению уровней S-IgA. Изучая эффекты в течение шести часов, учёные заметили, что гнев, вызвал значительное ингибирование/земедление секреции S-IgA через один-пять часов после эмоционального переживания. В свою очередь, антагонистом гнева выступало сострадание (переживаемое лишь в течении 5 минут), стабилизировавшее не только иммунологические показатели и работу сердца, но и приводящее к общему психофизическому расслаблению. Эти результаты имеют важные последствия, учитывая частоту стрессовых эмоций, которые испытывают многие люди, и очевидные долгосрочные иммуносупрессивные эффекты этих эмоций.

Также интересные исследования в области нейрофизиологии позволили найти зоны мозга, которые отвечают за нашу способность чувствовать себя виноватыми или пристыженными. Ученые выяснили, что стыд и вина, похоже, являются соседями по «кварталу», хотя для каждого из этих чувств и предусмотрена своя анатомическая область. Специалисты попросили участников эксперимента вообразить, будто они ощущают вину или стыд, и в обоих случаях это активировало височные доли мозга.
При этом стыд задействовал в них переднюю поясную кору, которая следит за внешней средой и сообщает человеку об ошибках, и парагиппокампальную извилину, ответственную за запоминание сцен из прошлого. Вина, в свою очередь, «включала» латеральную затылочно-височную извилину и среднюю височную извилину — центр вестибулярного анализатора. Кроме того, у пристыженных людей начинали работать передние и средние лобные извилины, а у тех, кто ощущал вину, активизировались миндалевидные тела (миндалины) и островковая доля. Последние две зоны мозга входят в лимбическую систему, которая регулирует наши базовые эмоции из серии «бей или беги», работу внутренних органов, кровяное давление и другие параметры. Сравнив МРТ-снимки мозга людей разного пола, ученые обнаружили, что у женщин вина затрагивала только височные доли, а у мужчин параллельно начинали работать лобные доли.

Здесь прослеживается, на мой взгляд, различие в ментальности, эмоциональном реагировании и впечатлительности испытуемых мужчин и женщин. Ибо, как известно, миндалины связанны со страхом, а лобные доли – центр ответственности и эмоционального контроля. Это свидетельствует, как мне кажется о большей обусловленности у женщин чувства вины и страха, у мужчин же чувство вины больше связано с ответственностью, которую он несёт не только за себя, но и за других.

Таким образом, нейрофизиология и психофизиология вплотную приближает нас к разгадкам своей эмоциональности, чувственности и их взаимосвязью с телесными проявлениями, как и собственно поведением, импульсивными реакциями, характерологическими особенностями через психосоматику тела. 

Безусловно, нельзя втиснуть в рамках одной статьи все интересные открытия в областях, так или иначе связывающих психический мир человека с физическим. Однако и вышеприведённых данных достаточно для того, чтобы понимать, что передовая наука в отличие от практикуемой повсеместно может весьма сильно отличаться, что вовсе не свидетельствует о невозможности нашего самостоятельного и сознательного выбора. Однако, вернёмся к первоистокам психосоматики через исторический экскурс в прошлое.

С ЧЕГО ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ

Результат пошуку зображень за запитом "томас уиллис"Ещё в XVII веке сэр Томас Уиллис заметил, что “горе приносит сладкую мочу” (открыл диабет). Это подчеркивает проблему, которая преследовала психосоматику, наблюдение, такую ​​как афоризм Уиллиса в отсутствие экспериментов, которые необходимы для уверенного связывания таких эмоций с генезисами болезни или сопутствующей болезнью. Скорбь, которую он наблюдал, вполне могла быть сопутствующим фактором усталости, присущей диабетическому состоянию.

Но экспериментальная психология и медицина не стояли на месте и вскоре они дополнились психоаналитическими исследованиями.

Психоаналитики постулировали, что бессознательные факторы важны в генезе болезненных состояний. Кроме того, фрейдовский метод свободной ассоциации позволил чётко изучить причины связи психических явлений, проливая свет на до тех пор не принимавшиеся во внимание подсознательные звенья, связывающие мысли.

Таким образом, реконструируя неосознаваемые мотивационные связи, часто получалось выводить их из теневой структуры подсознания в сознательную область.

Не секрет, что родоначальницей психологии была философия. Также справедливо это в некоторой степени и по отношению к психосоматике
“Одним из духовных отцов становления психосоматического подхода следует считать Фридриха Ницше. Он создал философию, которая «исходит из тела и нуждается в нём, как в путеводной нити», говорил о «разуме тела», его «множественности с единым смыслом». Ницше не только предвосхитил ряд концепций Фрейда в учении о бессознательном и об аффектах, но и дал много указаний врачам по этому вопросу.

Провозглашённая им «новая мораль» должна была найти своё отражение в вопросах лечения, но не было ещё врачей, которые могли бы принять эту новую «практическую мораль» как «часть искусства и науки исцеления». «Учение о теле и диете», поскольку оно связано с «новым, более свободным порядком жизни, чем управление жизнью», необходимо считать обязательным для всех «низших и высших школ».

В период «романтической медицины» начала XIX века немецкий психиатр Иоганн Гейнрот (J. Heinroth) в своей публичной лекции в 1818 году впервые использовал понятие «психосоматическая медицина». Он объяснил многие соматические болезни как психогенные, прежде всего в этическом аспекте. Так, причины туберкулёза, эпилепсии и рака он рассматривал как результат переживаний чувства злобы и стыда, а особенно сексуальных страданий. Десять лет спустя М. Якоби ввёл понятие «соматопсихическое» как противоположное и в то же время дополняющее по отношению к понятию «психосоматическое». Новалис (Novalis) создал своего рода «психофизиологию», которая представляет собой учение о болезни, интуитивно объединяющее тело, душу и дух индивидуума.

Гениальные афоризмы Новалиса выходят далеко за пределы взаимодействия телесного и душевного; они предполагают смешение обоих этих начал во всём окружающем мире. Так, он считал, что «отделение тела от мира – это то же, что отделение души от тела» (1878). Понятие «психосоматическое болезненное состояние» он считал неточным, утверждая: «Болезни должны рассматриваться как телесное сумасшествие, в частности как навязчивая идея» (1897). Новалис защищал максимально широкую концепцию психосоматики: «Любое заболевание можно назвать психическим» (1898).

Такие гениальные идеи не могли быть восприняты примитивной медициной тех лет, не менее натуралистической, чем в своё время греческая медицина. Эпохальные открытия в естествознании, химии, физике, физиологии произошли лишь в последующие десятилетия. Бройтигам В., Кристиан П., Рад М. Психосоматическая медицина.

Таким образом, задолго до психоанализа, психосоматика, словно только что вылупившийся из яйца психологии птенец, спешила навстречу новым открытиям.

Результат пошуку зображень за запитом "шелтон селесник"Как утверждали отцы основатели психосоматики, американские учёные и последователи Фрейда, Франц Александер и Результат пошуку зображень за запитом "франц александер"Шелтон Селесник: “психосоматический подход в медицине – это первая попытка рассмотреть понятие “личность” непосредственно на проблему соотношения “тело – душа”. Ограничение же ранних психоаналитических сообщений заключалось в том, что наблюдения были дедуктивными, то есть теория сверху вниз с психоаналитической теорией, рассматриваемой как общая истина. Это привело к выводам, которые были предвзяты к таким всеобъемлющим убеждениям.

И вместе с тем, данные исследования привели к утверждению, что «человек со специфической уязвимостью органа и характерной конфликтной моделью заболевает соответствующей болезнью только в том случае, когда случайный поворот событий в его жизни мобилизует его центральный конфликт, приодя к разрушению психической защиты организма» – Ф. Александер. Ш. Селесник. Человек и его душа: познание и врачевание от древности и до наших дней.

МОЛЕКУЛЯРНАЯ БИОЛОГИЯ И ПСИХОСОМАТИКА

Однако некоторые психоаналитики пытались использовать более строгие качественные и количественные стратегии. К примеру, Майкл Балинт качественно изучал взаимодействия врачей первичной медико-санитарной помощи, чтобы объяснить, как они понимают свои психологические проблемы. Язвенная болезнь печени демонстрирует взаимосвязь между психологическими, биологическими и социальными проблемами. 

Франц Александер популяризировал темы тела разума при язвенных язвах, концептуализируя конкретные бессознательные конфликты над зависимостью, в сочетании с конституционными факторами для возникновения таких расстройств. 

Артур Мирский, терапевт, физиолог и психоаналитик, провёл исследования по биопсихосоциальным аспектам язвенной болезни, используя мочевой пепсиноген в качестве биологического маркера и проективные тесты для определения психологических проблем у кандидатов, подвергающихся стрессовому процессу возбуждения в армии. Он обнаружил, что психологическая уязвимость взаимодействует с биологическими элементами (повышенным пепсиногеном) для продуцирования язв двенадцатиперстной кишки в исследовательской когорте  Helicobacter pylori в настоящее время считается патогенным фактором примерно у 70% пациентов с этим расстройством. Субъекты с язвенной болезнью также имеют повышенный уровень невротизма, сообщают о большем стрессе в своей жизни и имеют более низкий социально-экономический статус, чем другие сравнительные популяции.  

Таким образом, современная молекулярная биология расширяет наши знания о болезни и здоровье, но также подтверждает психосоматические концепции.

БИОПСИХОСОЦИАЛЬНАЯ МЕДИЦИНА ИЛИ ПСИХОСОМАТИКА?

Поскольку медицина превратилась в истинную науку, использующую научные методы для понимания патологии, диагностики и лечения, многие врачи отказались от психосоциальных факторов и сосредоточились прежде всего на объективных и количественных элементах процесса болезни. Это не предполагало, что они игнорировали терпеливые страдания пациентов/клиентов, но имели тенденцию минимизировать научное значение. 

Гринкер придумал термин биопсихосоциальный, чтобы побудить психиатров включить такие достижения, а не полагаться исключительно на психоаналитическую догму. 

За пятьдесят лет до этого призыва к вниманию к биологическим проблемам психиатры стали признавать внешние органические элементы (токсичные состояния), которые усиливают бред. Бредовые состояния часто обсуждались врачами XIX века в качестве конкретных историй болезни и в конечном итоге это привело к тому, что Карл Бонхоффер классифицировал их как «экзогенные психозы», но это было в основном описано в европейской и британской литературе. В Северной Америке исследования бреда были сосредоточены на явлениях отмены алкоголя. 

http://www.karger.com/WebMaterial/ShowPic/148204Благодаря Lipowski и его влиянию в DSM-III и DSM-IV (диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам) была представлена широкая категория органических психических расстройств, после чего он регулярно обновлял исследования бреда в классических обзорных статьях.

ЧЕЛОВЕК – СОЦИАЛЬНОЕ ЖИВОТНОЕ?

Человек, это не только духовное и биологическое существо, но и во многом социальное, что обуславливает серьёзнейший конфликт между видением и ощущением себя. Причём “социальность” умственного аппарата человека, со временем создаёт ему кажущиеся непреодолимые трудности, которые находят выход через болезнь. И даже “органическое заболевание – лишь форма приспособления”.

И в этом смысле трудно не согласиться с Антонио Менегетти утверждающем, что “наш разум – это скорее социальная модель, нежели экзистенциальная сущность нашего организма”. Поэтому на передовую исследования первопричин всех трудностей и болезней человека выходит область, вытесненная медициной в область трансценденции – психика с её сознательными инструментами, сдувающая архаическую пыль с телесного и бессознательного, скрытого и физического.

Профессор медицины Джоанн Джуда Гроен как-то заявил, что люди – «социальные животные», которые живут в человеческой культуре Д. Д. Гроен отмечал, что психосоматика должна иметь дело с развитием в утробе матери, действительно, со временем до зачатия, где основное внимание уделяется «любви и ненависти». 

“Человек – это социальное животное, живущее в человеческой культуре. С самого раннего развития он должен адаптироваться к жизни в социально-культурной среде”. Из его концепции и во время своего развития в матке (sic) он относится к культурным (суб) группам, первым из которых является семья, в которую он родится … “Молодой человек должен жить в течение долгого периода своей незрелости (дольше, чем большинство животных, известных нам) в неизбежной связи со своими старейшинами и сверстниками, даже с теми, кто расстраивает его властью и с кем он сталкивается в конфликте, потому что они такие же, как те, от кого в других случаях зависит его безопасность и защита. Это увеличивает шансы на развитие амбивалентности и отсутствия безопасности, поскольку один и тот же человек может быть как другом, так и врагом, товарищем и конкурентом”.

ПСИХОСОМАТИКА И СЕМЕЙНАЯ ТЕРАПИЯ

Доктор Сальвадор Минучин, пионер семейной терапии и провокационный психотерапевт, чья новаторская работа с подростками переместила фокус с их индивидуальных симптомов на их семейные отношения, исследовал то, что он называл психосоматическими семьями, обнаружив, что их общие характеристики включают в себя предотвращение конфликта и показную вежливость, маскирующую припрятанный/сдержанный гнев.

Ребенок может страдать анорексией в результате конфликтов между родителями и разводов, сказал он в 1974 году. «Таким образом, ребенок не сражается; она не говорит: «Нет, я не буду», – объяснил он. «Она просто не ест».
«Мы работаем с семьей, чтобы разобраться с их конфликтами, чтобы все могли видеть, что их проблема заключается не в том, что у них есть маленькая девочка, которая не будет есть, а в том, что в семье всё слишком запутано.  Дети не имеют прав как дети; родители не имеют никаких прав в качестве родителей. Не имеет смысла обвинять родителей в психосоматических расстройствах своих детей”.

“Нет идеальной семьи; это миф. Одна из причин может привести к анорексическому ребенку, а другому – к депрессии. Идеальное воспитание – это невозможная вещь, например, быть идеальным президентом или что-то в этом роде. Он пытается сделать добро через ряд ошибок. Это часть человеческого состояния».

ПСИХОСОМАТИКА И СОМАТОПСИХИКА

Большинство светил психологии от Александера и Селесника до Менегетти прокладывали путь к телу лабиринтами сознания и подсознания. Но, практически незатронутым оставалось не осознаваемое, скрываемое не только в складках тела, а и в более укромных местах, словно, метафорически, игла жизни дракона мудрости (в русских преданиях – Змея Горыныча) в слоях и спиралях ДНК. А всё потому, что со свойственным им академическим умом они снисходили в тело через вершины ума.

Но есть и иной путь – восхождения от тела к психике через “размораживание” древних способностей телесной чувствительности и воссоединении “клеточного сознания” с остальной природой.

Результат пошуку зображень за запитом "райх"Вместе с тем, Вильгейм Райх, мой земляк, выходец с территории нынешней Украины, открывший «универсальную энергию жизни», названную им как «Оргоническая энергия», вывел психосоматику из тисков материализма за границы традиционной материалистической науки, мало изменившейся со времён И. П. Павлова.

Ибо прагматизм и узколобость ортодоксальной alma mater не выдерживает никакой критики, ввиду того, что духовная природа человека практически полностью игнорируется, а психоэмоциональная обусловленность любых заболеваний рассматривается не более чем расхожий аргумент “все болезни от нервов”.

Его ученик Александер Лоуэн — создатель нового метода, Биоэнергетики (40-50-е гг.). Его Результат пошуку зображень за запитом "лоуэн"биоэнергетические концепции Влечений, Заземления и Я-концепция базируются на данных психологической науки, представлениях древнекитайской метафизики и фундаментальных законах физики и биологии.

Лоуэн разрабатывает свою теорию структуры характера, основываясь на различии в циркуляции энергетических потоков организма и заблокированности тех или иных зон у разных людей. В работе с человеком он сочетает вербальный психоанализ и работу с телом.

Результат пошуку зображень за запитом "антонио менегетти"Ну и, конечно же, нельзя обойти своим вниманием метра современной психосоматики и открывателя онтопсихологии – Антонио Менегетти.

В течение десяти лет Менегетти, посвятивший себя интенсивной деятельности в области клинической психотерапии. (от 10 до 12 психотерапевтических сеансов в день), постигал причины и устранял тяжелейшие хронические симптомы различных психосоматических заболеваний.

Как утверждает сам Менегетти, он сделал три основных открытия: семантическое поле, монитор отклонения и онто ин-се. «Если то, что я говорил, – верно, то больные будут выздоравливать».

В свою очередь, с открытием генетиков трансмутирующих возможностей ДНК, а также командного “мозгового” пункта в виде ВНС – вегетативной нервной системы и висцерального мозга – ВМ, клеточная жизнь перестала быть бессознательной.

Другими словами, не только психика влияет на тело, а и наоборот. Но если у психики (ума и эмоций) не достает последовательности и тщательно выверенного автоматизма, то всего это в избытке у тела. А это значит, что если “тело решит” – ВМ, поменять привычный алгоритм, как деструктивный, так и созидательный, то со временем ему это вполне удаётся, что мы и видим на примере множества заболеваний.

В одних случаях – это прямое “психическое внушение” телу, в других же изменение автоматизма тела – катализатор для желанного изменения, который зачастую “запланирован” задолго до воплощения. То есть, тело запускает механизм болезни словно часовой механизм, а психика лишь усиливает или ослабляет такое влияние. Вот почему традиционная наука часто теряется в догадках или вовсе упирается в стену непонимания, рассматривая лишь рамки одного конкретного существования.

В школе ПСИХОСОМАТИКИ & СОМАТОПСИХИКИ мы лишены данных ограничивающих убеждений, а значит у нас “развязаны руки” для единения тела и психики через временные линии близкого и отдалённого прошлого, как и грядущего, которое нелинейно, но циклично.

«Психосоматическое или соматопсихическое представляет собой одно и то же. Представление о «соматопсихическом заболевании» относит причины патологии к телесной сфере: возникшая в соме болезнь влечет за собой депрессию, наносит ущерб моральному состоянию субъекта”. – А. Менегетти. Психосоматика.

Другими словами и психосоматика и соматопсихика позволяют нам рассмотреть любую болезнь, недомогание или психоэмоциональное нарушение через истоки её возникновения, а значит наметить эффективные пути её разрешения.

Кроме того, если не ограничиваться лишь областью патологии, то психосоматика и соматопсихика могут помочь Вам развить в себе определённые качества, которые позволят выйти из обусловленной причинности любых проблем через их осознание, и понимание собственных способностей разрешения.

Поэтому стратегически важным является обнаружение негативных следов ибо они как раз создают те нежелательные последствия, в основе которых всевозможные психоэмоциональные причины, но которые можно свести к пяти негативным эмоциям/чувствам: страху, гневу, вине, обидам и стыду, которые формируют негативный психокомплекс неполной ценности и неадекватной самоидентичности. Отсюда растут ноги всего пережитого, но не проработанного и не трансформированного наследия.

Таким образом, современная психосоматика, наряду с телесной и психической доминантой в возникновении практически любых недугов человека, рассматривает всё шире социальную парадигму, в которой социально-психологические или биопсихосоциальные конструкции требуют большей интеграции с устоявшимися концепциями, как диагностического и экспериментального характера, так и в существующих терапевтических подходах и моделях. 

Использование данной статьи разрешается с обязательной индексируемой гиперссылкой на автора и сайт Дуэтика: www.kolesha.ru

ШКОЛА ПСИХОСОМАТИКИ & СОМАТОПСИХИКИ ОБУЧАЕТ МЕТОДАМ ВОССТАНОВЛЕНИЯ И ПОДДЕРЖАНИЯ ЗДОРОВЬЯ ЧЕРЕЗ АВТОРСКИЕ СЕМИНАРЫА ТАКЖЕ ИНДИВИДУАЛЬНОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ.

Тематические материалы:

ПСИХОСОМАТИКА ТРЕВОГИ И БЕСПОКОЙСТВА

ПСИХОСОМАТИКА ЭМОЦИЙ НЕГАТИВНОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ

ПСИХОСОМАТИКА ЗАБОЛЕВАНИЙ ПИЩЕВАРИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

ПСИХОСОМАТИКА НЕЗДОРОВЬЯ

ПСИХОСОМАТИКА ЗАБОЛЕВАНИЙ ПЕЧЕНИ И ЖЁЛЧНОГО ПУЗЫРЯ

ПСИХОСОМАТИЧЕСКОЕ ВЛИЯНИЕ ВОЗДУШНОЙ СТИХИИ

Рекомендовано:

ЕДИНЕНИЕ ТЕЛЕСНОГО И ПСИХИЧЕСКОГО – авторский вводный курс по достижению здоровья и целостности психоэмоциональной и физической природы.

ИСЦЕЛЕНИЕ ДУШИ И ТЕЛА  основной курс школы ПСИХОСОМАТИКИ & СОМАТОПСИХИКИ с уникальными авторскими методиками целительства.

ИСЦЕЛЕНИЕ ВРЕМЕННЫХ ЛИНИЙ ПРОШЛОГО И ГРЯДУЩЕГО – продвинутый курс по изменению автоматизма тела и психики и использованию алгоритмов изменения существующей реальности.

Share

Сергей Колеша

Оставить комментарий